Произведения Кармапы

Радующий рык мелодичного постижения

Его Святейшество Кармапа XVII

Толунг Цурпху стоит великолепный.
То Аканишта, колыбель ума.
А тучи, покрывающие небо, -
Прекрасных дакиней собранье, тьма.
Его тыл обрамляет пик высокий -
Там Ченрезиг себе устроил кров.
А перед ним гора - там лес широкий,
То океан разгневанных богов.

Гора меж ними – небеса Тушита,
Майтреин ум и чистая земля.
Отправимся туда, где небо скрыто
Собраньем дакиней, йидамов, лам.
Мы водрузим стяг Буддадхармы твердо
В стране, что не была дхарм лишена,
Мы заберемся на Кайлас и горы,
Что солнцем счастья освещают нас.

Ты, Далай-лама, Дхармы столп крепчайший,
Ты – чинтамани, свет моих очей.
Ты Землю непрестанно освещаешь,
Сияя мириадами лучей.
Желаю крепости как у алмаза,
Пусть стороною обойдет урон,
И пусть однажды ты вернешься в Лхасу
И сядешь во дворце на львиный трон.

Людей ты учишь Дхарме несомненной,
Твой голос словно Брахмы глас звенит.
В ничем не ограниченной Вселенной
Ты трижды чакру Дхармы поверни.
Чиста необусловленная мудрость,
Бесстрастный наблюдатель трех времен.
Благодаря тебе ученье Будды
Ждет подлинный расцвет, а не уклон.

Да будешь править ты и впредь так славно,
Как три царя, что в книги внесены,
Духовной, светской силой в доле равной,
Что в узел непрерывный сплетены.
Как повезло! Ученье прибывает,
И голова у Сангхи высоко,
Приятный дождик Дхармы омывает,
А счастие растет как снежный ком.

Все существа себе желают счастья,
Увы, страданий их не перечесть.
Но с мигом осознанья в одночасье
Три мира покидают, эту клеть.
Пусть обратим Вселенную мы в радость,
Что истиной могли б назвать легко.
А эта песнь – невыразимый нада,
Давайте потанцуем под него.


К высочайшему просветлению
Гьялва Кармапа XVI


Останься навсегда
.............В глубоком измереньи,
Нет смысла тело с речью
.............Аскезой истязать.
Случится всё само,
.............И в этом постиженьи
Нужды нет что-то делать
.............И знанья обретать.

Явления считай
............. За видимость без сути.
Явления - без эго,
............. Дхармату - край ума.
Но без концепций здесь
............. Орудует рассудок,
За двойственностью область
............. Есть истина сама.

Есть просто чистый ум,
............. Спокойствия основа.
Но как не иссякает
............. Стремительный поток,
И созерцанье так,
............. В котором есть безмолвье,
Несет благодеяний
............. Живительный глоток.

Он непрерывен, цел,
............. Он есть природа Будды,
И это просветленье,
............. А мир - мираж простой.
Блаженство без тоски -
............. Им мир вокруг окутан.
И все, что возникает,
............. Заведомо пусто.

И будучи пусто,
............. На разум не влияет.
Раз так, к объектам тяга
............. Основы лишена.
За сферою ума
............. Ничто не возникает.
И это способ жизни
............. Очнувшихся от сна.


Сердце махамудры
Его Святейшество Гьялва Кармапа XVI


Все явления, звуки исходят из мыслей.
Но как с глади воды исчезает узор,
Так и видимое растворяется быстро,
Если зришь, что оно по природе пусто.

Таков взгляд махамудры.


Если ум - порожденье феноменов разных -
Не задернут завесой концепций и лжи,
То реальности нет, остаётся лишь ясность,
Без усилий, сама по себе течёт жизнь.

Такова медитация махамудры.


Из-за веры в реальность явленья плодятся.
Но поняв, что весьма иллюзорен наш мир,
Мы в основе-природе решаем остаться,
Окружающий мир постигать напрямик.

Таково применение махамудры.


Все три вместе - они как сокровище сердца.
Так как к сути стремится читатель-йогин,
То к уму его, верю, слова найдут дверцу,
Каковой не нашли бы к сознанью других.


Благопожелание «Приятная мелодия для счастливцев»

Написал Его Святейшество Кармапа Семнадцатый где-то между Лхасой и Дхарамсалой в январе 2000 года


Ом свасти

Закрученная по спирали вправо
Ракушка тела, речи и ума
Пусть устремленья лучшие направит
Во все дома.
Не оставляет равнодушным песня.
Да существует ли приятней звук?
Пусть он раскроет лотосы прогресса,
Благ и заслуг.

Есть древо исполнения желаний,
Оно способно источать нектар.
И звук от древа исходящий манит,
Он лучший дар.
То дерево раскидисто ветвится
А листья – вечное блаженство и покой.
Владыка мира, пусть мир восхитится
Твоей красой.

О Тибете

Цветов красивейших, душистых поле
И чистых снежных гор прекрасный ряд,
Благоуханья сласть. Уходят боли,
Лишь бросишь взгляд.
А благородство лунного сиянья,
Свет бренного и вечного миров,
Пусть изничтожит противостоянья
И тьмы покров.

О Далай-ламе

Ты устроитель праздника заслуги
В стране снегов, пример являешь нам.
И лотос белый держат эти руки,
Ты лама лам.
Склад добродетели непостижимой,
Сокровище для не сводящих глаз,
Пусть будет долгой жизнь и нерушимой,
Точь-в-точь алмаз.

О культуре и знаниях

Ах если б смог поток культуры литься,
Всё обволакивая на пути своем!
Купались б в лотосных прудах счастливцы
С благим умом.
И пусть все так благоприятно будет,
А строчка песни словно мед с пыльцой.
Смогли б росой из Дхармы эти люди
Омыть лицо!

О мире

На протяженьи всей земли хранимой,
Иначе говоря, почти везде
Пусть будет много благ, неисчислимо,
Как Лун в воде.
Светило это может без усилий
Дарить спокойствия и счастья ширь
За счет раскрытия вечерних лилий,
Цветов тиши.

Завершение

Под балдахином облаков воздушных,
Которые суть накопленья два,
Пусть, обернувшись россыпью жемчужной,
Сии слова
Лучами и дождем коснутся сада,
Где сходятся счастливцы без помех,
Цветы любви распустятся, и радость
Охватит всех.


Сей стих сложил из лучших побуждений / Тайком крадущийся к чужой земле / Кармапа благородный от рожденья / Ургьен Тинлей.

Однажды в иллюзорном сновиденьи / На озере прохладном при Луне / Брамина три на лотосном сиденье / Явились мне.

Те в белый шелк закутанные люди / Собой являли маленький оркестр. / И голос барабана, флейты, лютни / Звучал окрест.

Мелодия тогда лилась рекою, / Сей нотный ряд моих ушей достиг / И благопожелание такое / Сложилось вмиг.

От мысли этой было мне не деться – / Так искренне я одного желал – / Чтоб день прекрасный для моих тибетцев / Быстрей настал.

Пусть над землёй снегов кристально чистых / И горных восхитительных цепей / Взойдёт светило высшей бодхичитты / Скорей-скорей.


Песня того, чье время пришло, напоминающая приятное жужжание пчелы

Его Святейшество Кармапа XVII



Ала ала ала ала –
Приятное звучанье песни.
Тхала тхала тхала тхала (1) –
Пчелиный гул, такой чудесный.
Ала – один слог, означает,
Что это песнь о нерожденном.
Тхала – другой и призывает
Он нерожденное надежно.

Вы просите меня сказать,
Где нерожденное сокрыто?
Я объясню вам, где искать –
В сердечной чакре Аканишты (2).
Я укажу вам верный путь,
Он в мандале Чакрасамвары (3),
Центр – это монастырь Цурпху,
Что речка Дрово (4) омывает.

Вы спросите, кто я? Скажу
Сейчас вам про себя дословно:
Из рода дэн происхожу,
Я отпрыск славной родословной.
Потребность будет, хоть пустяк,
Ригдрол Еше (5) зовите чаще.
А дхармовый победный стяг
Потомков Дакпо (6) величайших –

Мирского бытия венец,
Посаженный последним в грядке (7),
Наступит кальпе хоть конец,
Но процветанье будет гладким.
Неоднократно, много раз
Учениями лам взращенный
Мир есть великая игра
Присущей мудрости врожденной.

И говорят, с Земли Снегов,
– Другое имя для Тибета –
Цвет бирюзовый гривы львов
Покроет дальше страны света (8 ).
Густы сандаловы леса,
И там огромный тигр резвится.
Он рыком мощен, полосат,
Рассветным облаком искрится (9).

И он без устали разит
Зверей ошибочных суждений,
А то, что Еше говорит,
Есть речи Будды отраженье.
Доходит отзвук до озер,
Восьмеркой черт (10) к себе манящих,
Напоминает разговор
Семейки уток семенящих (11).

Нет небу края и конца,
Содержит все и так обширно,
И есть там Солнце и Луна,
Что ясный свет струят обильно (12).
Известный как Ригдрол спешит
Уйти с насиженного места,
Но где придется дальше жить,
Нерешено и неизвестно.

Вот лебедь, он в родном пруду
Так любит плавать и плескаться.
Но холода зимой придут –
И льдом пруд станет покрываться (13).
А белый лев так любит снег,
Гуляет время не считает.
Красив снег, правда, но весне
Что может противопоставить (14)?

Пусть благороднейших друзей,
Чей дом – простор и снег Тибета,
Не тронут силою своей
Четыре первоэлемента (15).
Пусть Падмасамбхава господь,
Чье местожительство есть тайна,
Обережет вас от невзгод,
Ловя на свой крюк состраданья.

Пусть тот, кто практику ведёт,
В уме меня не отпуская,
Плод лучший без труда сорвёт
И обретёт четыре каи.
Дом новый взору не открыт,
И все ж со старым я прощаюсь.
Над этим карма пусть мудрит,
А с ней я спорить не решаюсь.

Весной, как потеплеет чуть,
В Тибет кукушки прилетают.
Мелодией прекрасной грусть
В тех, кто их слышит, порождают.
Подумаете в тот момент:
«И где его родные дали?»
И чувствуя нужду во мне,
Замрете, полные печали (16).

Когда-нибудь придут те дни,
Увидите, как лебедь кружит,
Оставив птенчиков одних
На темных топях, что как лужи (17),
Как взмыл стервятник белый (18 ) ввысь
И воспарил в небесной толще,
Вопросом зададитесь вы:
«Ужель не свидимся мы больше?»

Неоперившихся юнцов,
Вас, жаль мне бесконечно, жутко.
Не нужно здесь избытка слов,
Конечно, это просто шутка.
Но в шутке той, как ни крути,
Есть доля абсолютной правды.
Когда всесильный Бог пути (19)
Склонится все ж к царю пернатых,

Мы встретимся, молюсь о том,
Что встреча принесет нам радость.
А в этой жизни вот на что
Вниманье обратить вам надо:
Речь – просто нерушимый звук,
Она беспочвенна как эхо.
Ум пуст, не ведает потуг,
Не склонен он за бренным бегать.

Приятного искать забудь,
Не бойся мигов неприятных.
Доволен всем, расслаблен будь,
Как всем доволен царь пернатых (20) (21).
Событий внешних череда
Как клубни ароматов разных.
А я взываю как всегда:
«Ки со со (22), гневные вермасы (23)!».



Сие написал Шестнадцатый Кармапа, Рангджунг Ригпа Дордже, в шестнадцатом году [шестьдесятилетнего цикла], году деревянной обезьяны [1944], в местечке Таши Кхаргцар, что в главном храме Цурпху Дроволунг. Пусть это принесет всем благо.

Примечания сделал Достопочтимый Кхенчен Трангу Ринпоче

1. Тибетцам звуки ала и тхала кажутся очень мелодичными. Вставлять подобные слоги в стихотворение – обычная практика для тибетских поэтов.

2. Слово Акаништха имеет несколько значений; здесь под Акаништхой имеется в виду Цурпху, чистая земля самбхогакая. Три главных монастыря Кармапы соотносятся с просветленными телом, речью и умом Будды. Так, Кампо Гангра представляет тело, Карма Гон – речь, а Цурпху – ум.

3. Одно из основных божеств, практикой которого занимаются в традиции кагью.

4. Дрово – река, протекающая в Цурпху и дающая название всей долине.

5. Имя Кармапы XVIго до восьми лет, до признания его воплощением.

6. Дакпо Лхадже или Гампопа – учитель первого Кармапы, Дусума Кхьенпы.

7. Под грядкой имеется в виду ненарушенная передача учений кагью.

8. Грива у снежного льва очень густая, здесь метафорически говорит о буддизме в Тибете.

9. Блестящая шафрановая шкура тигра говорит о блеске Дхармы.

10. Вода там прохладная, сладкая, легкая, мягкая, чистая, вкусная, полезная и утоляющая жажду.

11. Озера говорят о чистоте и приятности Дхармы, а утки – о том, что Дхарма покрывает великие океаны.

12. Здесь имеется в виду, что Дхарма ярка сама по себе и что ее свет проникает всюду.

13. Кармапа как лебедь, живший на озере у своего монастыря Цурпху. Когда китайцы вторглись в Тибет и заняли монастырь, жить там стало невозможно, поэтому здесь говорится о том, что озеро покрылось льдом.

14. Лев – Кармапа, уповавший на свой монастырь Цурпху в снежной стране Тибет. Весна, растопившая снег, метафорически говорит о разрушении Цурпху в период культурной революции. Обе метафоры (о лебеде с озером и о льве со снегом) говорят о том, что Кармапа хотел остаться в Цупрху, но это было невозможно.

15. Здесь Кармапа молится за тех, кто не смог покинуть Тибет, желая, чтобы их не коснулся вред от четырех элементов (наводнения, пожары и т.д.)

16. Здесь говорится о бедах и огромных страданиях тибетцев.

17. Лебедь – это снова Кармапа, уходящий в Индию, а птенцы, остающиеся на болотах, – тибетцы, и, в частности, его учеников.

18. Есть два вида стервятников в Тибете, белый и черный. Они известны способностью летать выше всех прочих птиц. Другая метафора для Кармапы.

19. Бог пути – астрологический цикл из двенадцати лет, а царь пернатых – это год Петуха. Кармапа говорит, что в этот год XVIIй Кармапа вернется в свой монастырь и возобновит его деятельность.

20. Здесь царь пернатых – это стервятник, в частности, речь идет о его полете – он то взмывает вверх, то парит.

21. Четыре предыдущие строки говорят о медитации на подлинной природе ума.

22. «Ки» указывает на храбрость и интеллект; «со» походит на громкий свист, вместе выражение означает «Очнитесь! Посмотрите! Обратите внимание!»

23. Вермасы – это дхармапалы, защитники Дхармы с великим достоинством и храбростью.


К разделу "Мифы и легенды"